Партнеры

 

Члены КСС

michail_khoroshev.jpg

Кто сейчас на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Последние новости

Координационный Cовет Соотечественников - Мы и Россия

СССР: фантомные боли

Замминистра иностранных дел Григорий Карасин на "Деловом завтраке" в "РГ"
В российском МИДе статс-секретарь, заместитель министра иностранных дел РФ Григорий Карасин курирует вопросы двусторонних отношений с государствами СНГ, а также  работу с соотечественниками за рубежом. На "Деловом завтраке" в РГ он говорил об использовании "мягкой силы", о непростых российско-украинских отношениях  и многом другом.

– 10 февраля – День дипломата. Вы не могли бы поделиться своими впечатлениями, нюансами "дипломатической кухни". Что сейчас меняется, какие новые тренды, тенденции в министерстве иностранных дел?
–  Тренды, я думаю, одни и те же в любой профессии - меняется время, меняется темп. Для дипломатов главными остаются основы: любовь к своей Родине, умение профессионально отстаивать ее интересы и преданность своей профессии. Все три компонента, думаю, составляют базовые требования к любому дипломату.
В последние годы дипломатия стала более мобильной. Стало меньше многодневных, многолюдных конференций. Многое сейчас переведено в режим живых контактов. Очень быстрых, конкретных, с подключением интернета, мобильной связи. Само по себе понятие информация стало другим: если раньше посольства информировали о ситуации, скажем, в Великобритании, в США, в Бразилии, в Китае, то сейчас обычную информацию можно почерпнуть, включив ноутбук, прошерстив сайты. А вот окунуться в анализ, понять, каковы механизмы принятия решений, каковы истинные намерения наших партнеров, в этом и заключается задача современных дипломатов.
До тех пор, пока существует человечество, будет и дипломатия. Мы ведем отсчет российской дипломатической биографии с "Посольского приказа". А это 1549 год. Возраст довольно солидный. В российскую дипломатию опять пошла молодежь, в том числе девушки. Что радует. Опыт тоже играет свою важную роль. В итоге совмещение азарта и молодости с опытом и навыками рождает продуктивную среду.
Мы пока, к сожалению, значительно уступаем бизнесу с точки зрения наших зарплат. Это сказывается на стабильности дипломатической службы. Но у нас есть одно преимущество - это очень теплая, профессиональная товарищеская атмосфера внутри МИДа, за которую держатся люди. Об этом говорят даже самые молодые наши сотрудники. Наверное, это главное достояние, которое мы ценим и будем развивать дальше. От атмосферы в службе, от повседневного общения зависит очень многое.
Задачи стоящие перед нами становятся более сложными. Это помножено на динамику международных отношений, появляющиеся новые проблемы. Но у нас прочная основа – верность международному праву, справедливости и уважительному отношению к партнерам.
В своем нынешнем состоянии дипломатическая служба страны вполне способна справиться с теми задачами, которые ставит руководство России.
– По государствам СНГ прокатилась волна "цветных революций". На ваш взгляд, этот процесс закончился? И стоит ли опасаться исламизации государств Средней Азии?
– Важный вопрос, который заботит не только нас, но и политическую элиту наших соседей, в т.ч. Центральной Азии и Кавказа.
"Арабская весна" ни в одном случае не привела к качественным позитивным изменениям. Если мы проанализируем события, то она в основном ведет к хаосу, беспорядкам, к смене отдельных политических группировок на другие, с непонятным, порой опасным продолжением. Время показало, что ни одна "цветная революция" не привела к повышению благосостояния народов тех стран, где они произошли. За эйфорией от смены власти следует "тяжелое похмелье", и новое руководство сталкивается со старыми проблемами, которые нельзя решить одномоментно, по мановению волшебной палочки. Мы видим это в Египте. Египет – это, к слову, классика того, что может произойти.
Почему все озабочены "арабской весной" или тем, что называется "арабской весной"? Потому что не все политические лидеры понимают, что общество в их странах становится новым. Оно становится более требовательным. По лекалам 70-80-90-х годов к обществу уже нельзя подходить.
Появляются социальные группы, в основном молодежи, которые при отсутствии так называемых социальных лифтов и того, что мы вкладываем в понятие справедливость, начинают откликаться на разного рода провокационные призывы. Современная политика делает элиты более ответственными. Если вы попробуете крышкой накрыть любое общество, со временем крышку сорвет. Примеры этого ежедневно на телеэкране.
Все, что происходит на Ближнем Востоке и в Северной Африке, ставит перед лидерами Центральной Азии и Кавказа вопрос: как дальше развивать свое собственное общество, как делать его более эластичным и динамичным?
Что касается "исламизации", то такая угроза существует. Понятно, неполитизированные  функции духовного воспитания сами по себе не могут являться предметом озабоченности. Угрозы поступают тогда, когда под религиозными лозунгами ведется "промывка мозгов", подготовка экстремистов, работа по подрыву конституционного строя и разжиганию межконфессиональной и межрелигиозной вражды. Под таким углом мы наблюдаем процесс проникновения в ЦА исламистских деятелей, практикующих терроризм в политических целях. Мы боимся не ислама. Все выступают за развитие современного ислама, хотят быть спокойными, что его не подчинят себе экстремисты.
Исламский радикализм несет с собой нестабильность и потрясения. Россия, как известно, страна многоконфессиональная. Мы воспитаны на правилах толерантности, уважительного отношения ко всем религиям.
Россия всегда была способна "плюсовать", перенимать опыт, впитывать. У нее, видимо, такая миссия – спокойно  относиться к различным укладам, беречь межконфессиональный мир. И во многом нам это удается.
– На постсоветском пространстве нередко звучат критические реплики в адрес российской внешней политики. МИД России реагирует на каждую из них?
–  Безусловно учитываем. В политике важно сдерживать эмоции, но делать выводы. Если мы начнем комментировать все заявления, то рискуем быстро разрушить даже самые прочные отношения. Это не в наших интересах. В дипломатии, особенно в отношениях с государствами-близкими партнерами и соседями есть солидный арсенал способов дать понять, что тебе не нравится и аргументировать свою позицию. Но концентрировать усилия лучше на позитиве – развитии контактов между людьми, экономических проектах, молодежных обменах, гуманитарном и культурном сотрудничестве. Примером является существующий Совет по гуманитарному сотрудничеству и одноименный Фонд. Это на пользу всем.
Россияне должны быть привлекательными для друзей и партнеров из Казахстана, Украины, Белоруссии, Армении, других стран СНГ. К нам должны тянуться, мы не должны отпугивать.
В том, что касается межгосударственной привлекательности, то здесь доминирует динамично развивающаяся экономика.  Мы можем тысячу раз говорить о  планах,  рассуждать о преимуществах интеграционных процессов, но если  в России не будет эффективно работающей экономики, все наши увещевания уйдут "в молоко".  Это уже вопрос, естественно, не только внешней политики, а общегосударственная задача, которую ставит Президент.
– Как вы прокомментируете желание Казахстана перейти на латиницу?
– Главное, видимо, в том, что это желание лингвистическое, а не политическое. В Казахстане живут знающие историю люди. Эксперты, например, вспомнили, что А. В. Луначарский, оказывается, еще в 20е годы прошлого века вообще предлагал и русский язык на латиницу перевести. Я, кстати, этого раньше не знал. Справедливости ради добавлю, что в 20–30-е годы казахи уже писали на латинице. Так что это не новый вопрос.
– Все чаще наши соотечественники попадают в сложные ситуации за рубежом. На днях в МИД России начал работать кризисный ситуационный центр. При этом самая главная проблема – правовая помощь соотечественникам. Что сегодня реально делается на этом направлении?
– Соотечественники попадают в чрезвычайные ситуации  довольно часто. Особую категорию составляет нарушение гражданских прав людей по национальной или гражданской принадлежности. Скажем, не дают голосовать, потому что не та национальность или не та фамилия. Есть и другие примеры грубого нарушения международного права, когда человека задерживают в третьей стране, потом скрытно вывозят и осуждают на длительные сроки.  Все эти случаи, безусловно, являются объектом нашего пристального внимания.
Указом Президента России создан Фонд правовой поддержки соотечественников, проживающих за рубежом. Он функционирует с 1 января 2012 года. Это сравнительно небольшая структура. В ней работает 17 экспертов. В основном с юридическим образованием. Первичной задачей этого фонда является как раз создание такой зарубежной сети, которая могла бы информировать, где и как нарушаются права наших людей.  Идея в том, чтобы помогать финансовыми грантами местным адвокатам работать в судах. То есть не направлять из Москвы в  каждом случае, а использовать местных юристов для того, чтобы при нашей финансовой помощи защищали права россиян во время судебных разбирательств. Эта работа началась, она идет на серьезной основе. МИД заинтересован в том, чтобы этот Фонд работал достаточно эффективно.
– Можно ли считать упомянутый выше кризисный центр  своеобразным прообразом мирового МЧС?
– Мировое МЧС – это слишком громко сказано.  К созданию ситуационно-кризисного центра мы шли давно. Было много проблем –  кадровых, организационных и, конечно же, финансовых. Сейчас они решены. Центр начинает работу. В нем будет аккумулироваться вся информация по кризисным явлениям за рубежом.  Причем речь идет не только о правовой защите соотечественников, хотя и об этом тоже.  Но  и о чрезвычайных ситуациях и кризисах типа событий в Сирии, где судьба наших людей подвергается серьезной опасности.
– Какие формы  оповещения предполагаются?
– Центр – мидовская структура и она будет опираться , прежде всего, на ту информацию, которую дают  наши  посольства, генеральные консульства, другие ведомства, представленные за рубежом. Эта информация будет оперативно  обрабатываться. В соответствии с принятыми решениями последует реакция на возникающие кризисные ситуации за рубежом.
– Скажите, мы когда-нибудь доживем в России до понимания того, что есть "рядовой", которого надо спасти любой ценой? Речь ведь идет о престиже государства. Потом мы с ним разберемся дома. Кто он такой – Полонский, Петров, Сидоров. Но когда любой россиянин находится за рубежом, он вправе рассчитывать на помощь и защиту со стороны России. Он, в конце концов, российский налогоплательщик, он платит деньги и за эти налоги надеется, что к нему отнесутся соответственно…
– Я считаю, что это приоритетная задача. Российский гражданин всегда должен чувствовать себя под защитой российского государства. Мы к этому идем.
У  нас с вами за плечами советское прошлое, когда любой человек, находящийся за рубежом не по официальной линии, воспринимался если не как враг, то, по крайней мере, как человек, который вызывает подозрения: зачем он там находится? Как он туда попал? Личные беды людей добавились с развалом Советского союза. Миллионы оказались вне России против своей воли.
За последние двадцать лет удалось сломать отживший стереотип. Люди поверили в то, что не безразличны Родине. С 2007 года начала работать государственная программа содействия добровольному возвращению наших людей на Родину. Это для тех, у кого по разным причинам не получилась жизнь за рубежом. У этой государственной программы сначала было много критиков. Многие считали ее бесполезной. Другие, наоборот, возлагали на нее надежды, как на панацею от всех бед – дескать, собрали бы все русские и русскоговорящие свои чемоданы и переехали бы в Россию.  У нас, кстати, стало бы сразу на 25 миллионов граждан больше – демографическая проблема разом бы решена.
Сейчас Президент России сделал Программу постоянной.
В чем ее политическая суть? Россия заявила: дорогие соотечественники, если вам по каким-то причинам плохо живется в тех странах, где вы оказались, у вас есть возможность всегда стать участником этой государственной программы, получить соответствующую дотацию российского государства, вернуться и жить, трудиться, воспитывать детей и внуков в России. Если же вы успешны, мы будем только приветствовать лояльных граждан соответствующих государств с российскими корнями.
Поначалу отклик был несущественный. Люди не совсем верили в эту программу, выжидали. В первый год переселилось всего 500–600 человек. А вот в прошлом году в Россию вернулось уже 50 тысяч человек. Всего же с 2007 по конец 2012 года порядка 110 тысяч человек стали участниками данной программы. Причем если в 2007 году лишь 12 субъектов РФ готовы были предоставить возвращающимся соответствующие условия – землю, дома, дать кредиты, устроить детей в школы, обеспечить медицинское обслуживание, то сейчас в программе принимает участие уже 40 субъектов Федерации. Мы за этим внимательно следим. Головным ведомством является Федеральная миграционная служба, а основной приводной ремень программы – наши загранпредставительства.
Возвращусь к вопросу. То, как отстаиваются интересы российских граждан, является важнейшим показателем в деятельности любого нашего посольства, генконсульства. На слуху проблемы с "финскими детьми" и вопросы усыновления. Посольства действуют прямо и публично, где надо - жестко. В ряде случаев эффективнее работать дипломатично и непублично. Например, когда приходится решать вопросы, связанные с освобождением наших людей из тюрем, где они удерживаются. Мы добиваемся своих результатов, не загоняя ситуацию в угол.
– Британия в свое время потеряла громадную империю. Тем не менее, Лондон сохранил Содружество. Стоит ли на постсоветском пространстве использовать британский опыт?
– Британский опыт интересен, но вряд ли подходит к развитию Содружества Независимых государств.
У нас не было метрополии и заморских колоний.
Мы были одной страной, жили одной судьбой и чтим эту общую историю. Пройден этап переосмысления новой реальности, на новом геополитическом витке мы развиваем равноправное сотрудничество. Начали действовать Таможенный Союз и Единое экономическое пространство. Это внушает оптимизм.
Государства заинтересованы в том, чтобы создать новое современное пространство интеграции, добрососедства и взаимного уважения.
– "РГ" уже много лет проводит Пушкинский конкурс учителей русского языка. Тысячи учителей из всех стран СНГ. Это очень важный и интересный проект.
– Согласен, это действительно важное дело. Заботясь о русском языке, необходимо поддерживать, прежде всего, тех людей, которые этот язык проповедуют, несут в массы, которые учат подрастающее поколение. В этом смысле многое делается. Талантливые учителя получают награды-медали Пушкина, государственные награды России. Министр иностранных дел Сергей Лавров во время каждой своей поездки в страны СНГ встречается с соотечественниками, среди которых много преподавателей русского языка. Мы знаем из проблемы и стремимся решить их.
Принцип "учить учителей" себя оправдывает. К примеру, полезная практика – курсы для учителей русского языка. Без этого мы не справимся с задачей пропаганды русского языка. Я знаю, что Россотрудничество во главе с динамичным руководителем Константином Косачевым по-новому подходит к этому.
– Очень много споров связанно с нашей общей исторической памятью. Известно, что немецкие и российские ученые сейчас пишут совместный учебник Второй мировой войны. И даже глава "Сталинград" доверена немцам. А вот у коллег-историков внутри СНГ прийти к общим знаменателям пока получается с большим трудом.
– С немцами работать, видимо, проще, потому что они свою оценку Сталинграду дали уже давно. Поэтому, наверное, им и поручено писать эту главу. Намного сложнее по понятным причинам обстоят дела с написанием совместных исторических учебников, например, с поляками. Но, тем не менее, работа идет, созданы специальные комиссии историков, которые ищут совместимые подходы.
Историки Российской Академии наук работают и с историческими школами на постсоветском пространстве. Например, учебник истории Украины, написанный у нас, вышел там. Не менее интересен учебник истории России, написанный украинскими историками. Любопытно почитать в этих книгах главы о Полтавской битве, о роли Ивана Мазепы. Такое совместное творчество важно практиковать. Когда контактируют сведущие образованные люди, отступает недоверие. Намного хуже, когда контактов нет. Тут сразу открываются возможности для злопыхателей и воинствующих националистов. Ответственные деятели должны торить дорогу к взаимному уважению через совместные исследования, проведение семинаров, написание совместных книг. Хорошо, что у нас есть подвижники, наши историки, например, А.О.Чубарьян.
Увеличить инфографику Увеличить инфографику
– Миграции на постсоветском пространстве уделяется все больше внимания во время межгосударственных переговоров. Планирует ли Россия увеличение квот для мигрантов из стран СНГ?
– Вопросы миграции всегда находятся среди приоритетных на переговорах президента России В.В.Путина с лидерами Содружества. Приведу пример. В октябре прошлого года наш президент был с визитом в Таджикистане и договорился с президентом Э.Рахмоном о подписании соглашений, которые улучшат условия пребывания на территории России трудовых мигрантов из Таджикистана.
Сейчас речь идет и об организации целевой подготовки групп трудовых мигрантов, которые направляются в Россию. Надо открыть курсы по языковой подготовке, чтобы на месте дать хотя бы азы русского языка. Кроме этого нужны курсы своего рода базовой профессиональной подготовки для тех таджикских и других граждан, которые намереваются приехать к нам на работу. В России, по скромным подсчетам, их уже находится около миллиона человек. Я убежден, что  каждый из нас знает, насколько добросовестно и полезно работают у нас граждане Таджикистана, Узбекистана, Киргизии и других государств. Россия заинтересована в них.
Вопрос о квотах активно обсуждается. Решение за Федеральной миграционной службой, которая обрабатывает все данные, а также за теми, кто приглашает рабочую силу – работодателями.
– Как на Украине восприняли идею о необходимости предъявления загранпаспортов при пересечении российско-украинской госграницы?
– Восприняли предсказуемо настороженно. Но переход на загранпаспорта к 2015 году – веление времени. В результате это многое упростит. Сейчас мы вместе с партнерами обсуждаем, как это осуществить без ущерба для интересов людей. Думаю, что это посильно, хотя потребует определенных затрат.
– Не было в комментариях из Киева некой обиды? Что Россия, мол, отгораживается.
– Честно говоря, не слышал такого. Мы не сторонники разграничений, это известно.
Прошли масштабные форумы регионов двух стран. Сейчас мы готовимся к форуму в Нижнем Новгороде. Регионы и их жители готовы общаться друг с другом и заинтересованы в этом.
– Активно проходят Годы культуры России в Британии, Франции, Германии. И наоборот. Почему со странами постсоветского  содружества у нас гораздо менее активен культурный диалог?
– Я с вами не согласен. У нас активный культурный обмен практически со всеми странами Содружества. Формы бывают различными – от концертов и фестивалей до годов культуры. У нас активный культурный обмен практически со всеми странами Содружества. Формы бывают различными – от концертов и фестивалей до Годов культуры. У нас, скажем, в прошлом году впервые за долгое время были обменные фестивали культуры России и Молдавии. В Большом зале консерватории был блестящий концерт ансамбля "Жок".
Вспоминаю яркие концерты мастеров искусств России в Армении, Азербайджане, Украине, Белоруссии, Казахстане и других странах. Это составная часть взаимного притяжения. Увы, часто хромает коммерческая составляющая подобных фестивалей.
Годы культуры, конечно, важны, но давайте двигаться к ситуации, когда, например, российско-украинская культура ощущалась бы постоянно – и в Киева, и в Донецке, и в Хабаровске, и в Смоленске, и в Москве.
Пока же, увы, у нас ежедневно празднуется только день американского кинематографа. Это факт.
– Российско-украинские отношения не дают ни дня покоя. То появляются сообщения о новой газовой войне, то Киев отказывается от предложения вступить в Таможенный союз, то возникают новые споры вокруг Черноморского флота. И все же: сегодня Киев – это стратегический союзник Москвы или лишь важный геополитический сосед?
– Украина для нас всегда остается важнейшим партнером и дружественным государством. Это та аксиома, с которой мы начинаем любые размышления о наших отношениях с Украиной. В настоящее время российско-украинские отношения находятся на подъеме, обретают  зрелость и  разворачиваются в будущее на длительную перспективу.
Москва и Киев ведут откровенный, насыщенный политический диалог на высшем и высоком уровнях. В деловом режиме функционируют структурные и отраслевые органы Российско-Украинской межгосударственной комиссии, возглавляемой президентами двух стран.
При всех перипетиях нашей сложной истории, Украина – это родственная соседняя страна. Это касается и контактов между людьми, и экономики. У нас неплохой товарооборот – 50 миллиардов долларов.
Мы не собираемся Украину за рукав тащить в Таможенный союз. Это  абсолютно неправильное представление.
Действительно мы говорим с Киевом о преимуществах Таможенного союза. Предоставляем аргументы и статистику. Но решение должны принимать украинцы. Мы слышим заявления украинских политиков в пользу интеграции с Евросоюзом при дружественных отношениях с Россией. Диалог продолжается. Отношения богаты конкретными делами в экономике, торговле, гуманитарной сфере. Это – главное.
По пребыванию Черноморского флота, основные вопросы решены. Теперь мы вместе работаем по практическим деталям пребывания наших военных моряков в Крыму. Они не носят политического характера. Атмосфера отношений позволяет эти вопросы решать.
– Наши соотечественники, проживающие за рубежом, считаются важным ресурсом "мягкой силы". На ваш взгляд, сегодня этот ресурс используется в полной мере?
– Конечно, этот ресурс используется не в полной мере. Об этом речь шла в октябре прошлого года в Санкт-Петербурге на Всемирном конгрессе соотечественников. Одна из сфер – поддержка русскоязычной прессы. По линии Правительственной комиссии по делам соотечественников намерены уделять больше внимания не только проведению каких-то мероприятий, семинаров, конгрессов, конференций, что тоже само по себе также важно, но и помогать русскоязычным издателям, журналистам.
У нас талантливые люди. Во всех странах, где они живут, наши соотечественники относятся к элите общества, стремятся выразить свое отношение к важнейшим проблемам, внутренним и внешним делам. Надо им помогать. В Европе, к примеру, выходит журнал "Шире круг", и много других изданий, которые описывают ситуацию в русскоязычной диаспоре.
Много изданий в Германии. В Англии также увеличивается число изданий на русском языке. Все эти проекты мы намерены поддерживать. Думаю, все заинтересованы в расширении телевещания на страны СНГ.
Наконец, еще один момент: мы должны способствовать тому, чтобы наши соотечественники шире участвовали в культурных общественных организациях стран пребывания, расширяли диапазон использования русского языка, русской культуры, русских традиций. Есть примеры успешных начинаний. Создаются Дома Пушкина. Там, где это необходимо, мы поддерживаем их по правительственной линии и в финансовом плане. Этот ресурс будет использоваться более активно.
– Какие мероприятия запланированы на 2013 год?
– Сейчас идет подготовка к целой серии встреч. Во-первых, в апреле в Москве пройдет Конференция молодых соотечественников, посвященная Универсиаде в Казани, "О, спорт, ты мир!" В промежутках между Всемирными конгрессами соотечественников у нас проводится ежегодные тематические конференции. Как правило, они посвящены какому-то одному направлению – языку, культуре, защите прав. В этот раз темой станет вклад россиян в мировую культуру. Состоится конференция в октябре.
– Может ли проблема "Байконура" испортить российско-казахстанские отношения?
– Убежден, что нет. Казахстан – ближайший союзник и партнер России. Недавно в Москве был новый министр иностранных дел Казахстана Ерлан Идрисов. Одну его фразу хочу повторить: нет таких проблем, которые смогут поссорить Казахстан и Россию. Байконур тем более не сможет омрачить наши отношения. Это –  символ сотрудничества.
Вполне естественно, когда мы взаимодействуем на ниве исследования космического пространства, используем космодром, возникает целая серия вопросов – социальные, экономические, экологические, количество запусков и так далее. Они сейчас обсуждаются профессионалами и в рамках специально созданной межправительственной комиссии. Не по всем сразу удается договориться, но работа будет продолжена. Убежден, что мы найдем решение.

Владислав Воробьев
“Российская газета”

Кнопка КСС

Вы можете разместить кнопку КСС на своём сайте:

Координационный Совет Соотечественников в Австрии

Статистика

Посетители
655
Материалы
699
Cсылки
17
Количество просмотров материалов
2204721
© 2009 Сайт Координационного совета соотечественников в Австрии. При использовании материалов сайта ссылка на www.russianaustria.org обязательна. Шаблон vonfio